Close
Напишите или позвоните нам!
Telegram
WhatsApp
ОБЩЕФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА

Почему в России так мало профессиональных тренеров по триатлону?

Откуда берутся тренеры и что значит быть тренером? Какова роль тренера в становлении спортсменов и развитии вида спорта? В контексте всего нижеизложенного под «профессиональными» тренерами здесь я имею в виду тех, кто работает со спортсменами в спорте высших достижений в спортшколах, училищах, спортивных центрах, клубах и просто в частном порядке. Не тех, кто занят исключительно любителями, но тех, кто развивает этот вид спорта в высшем проявлении. Почему таких тренеров так мало в России?

В триатлоне я уже 22 года, перешел из плавания в середине 1999 года и прошел путь от спортсмена региональной команды до главного тренера сборной команды России по триатлону. Такой опыт позволяет мне надеяться, что я знаю эту кухню от и до. За это время я много чему научился, иногда ошибался, часто разочаровывался, много сделал и много наблюдал, осознавая происходящее. В любом случае я всегда всем сердцем желал развития этому виду спорта. К сожалению, не всегда это развитие шло поступательно. В этом плане триатлон – несчастливый вид спорта. В 2021 году вектор развития изменился катастрофическим образом, произошел полный возврат к схемам как подготовки, так и управления конца 90-х годов прошлого столетия («прыжок» на 20 лет назад), уничтожается вся заложенная за 4 года методическая и организационная база. В связи с этим вспомнилось и стало актуальным одно из моих наблюдений.

Каждый раз, принимая участие в соревнованиях, проводя тренерские советы, учебные курсы, я всегда встречал одни и те же лица, одних и тех же тренеров. Новые, молодые тренеры появлялись редко и часто быстро исчезали. Сама по себе такая стабильность в профессии – это очевидно хороший признак, но действительно работающих тренеров можно перечислить очень и очень быстро. Кадровый голод весьма ощутим. Вопрос – где же люди? Где новые подходы, новые взгляды, современные технологии, а не исключительно знания прошлого века, навыки политической борьбы и ограниченность мышления? В конце концов элементарное знание иностранного языка, владение хотя бы Exсel и пониманием TSS, не говоря уже про работу с мощностью и прочим…

Откуда берутся тренеры в спорте высших достижений? Как правило, это либо спортсмены, закончившие профессиональную спортивную карьеру в триатлоне или другом виде спорта и получившие специальное образование, либо тренеры из других видов спорта, меняющие специализацию. Поколение, которое шло передо мной, практически полностью было потеряно для триатлона. Все-таки начало 2000-х годов было не самым лучшим временем для тренерской работы. Из моего поколения тренерами в спорте высших достижений стало не более 10-ти человек. Почему так происходит? Почему действительно талантливые молодые тренеры не хотят погружаться в спорт высших достижений? С моей точки зрения есть ряд причин, обусловленных как системными болячками всего Российского спорта, так и специфическими факторами. Попробуем разобраться подробнее.

  1. Низкая зарплата. Если говорить про работу тренером именно как работу, то подразумевается, что тренер должен получать зарплату по крайней мере не меньше, чем грузчик в аэропорту. К сожалению, этого не происходит. Если тренер сосредоточен на развитии своих спортсменов качественно (особенно юных спортсменов), а не количественно и не занимается больше политикой, чем работой, то зарплаты никак назвать достойными нельзя. Это существенный сдерживающий фактор на входе в профессию.
  2. Отсутствие спортивной инфраструктуры. Не все города в России развиваются одинаково, хотя, надо отдать должное, усилия в расширении спортивной инфраструктуры предпринимаются и результаты уже видны. Но все равно, выезд на шоссе с группой – это целая история, связанная с принятием на себя ответственности за жизнь и здоровье и требующая наличия машины сопровождения… Стадионы часто отсутствуют, находятся в плачевном состоянии или доступ к ним ограничен. Количество тренировочных часов в бассейнах для спортивных групп также ограничено и часто руководство сооружений выделяет спортсменам не самое удобное и нужное время для тренировок. Про доступ тренеров, работающих в частных клубах, на бортик бассейна и говорить не приходится. Чаще всего это запрещено. Молодые специалисты, видя такое количество ограничений, просто не хотят помимо тренировочных задач, еще и решать вопросы инфраструктуры.
  3. Недостаточное финансирование отделений триатлона в бюджетных организациях и региональных сборных. То количество молодых спортсменов, которое я видел из года в год на всероссийских соревнованиях – это малая часть тех, кто реально занимается триатлоном у себя в регионах. Большинство не могут приехать на соревнования и сборы по финансовым соображениям. Банально нет денег у школ и нет денег у родителей, настолько вкладываться в своих детей. Печально, но факт. Потенциальные тренеры уже на старте попадают в ситуацию, когда соревновательной практики будет недостаточно, а сборы доступны очень небольшому количеству спортсменов.
  4. Методологический голод. В отличие от западных стран, традиционно сильных в триатлоне и имеющих в своей структуре большое количество тренеров, в России за редким исключением нет достаточного количества доступных описанных методик подготовки. Большинству все приходится узнавать кусками, из уст в уста, что само по себе вполне приемлемо и полезно, но явно недостаточно. Триатлон выглядит достаточно сложным видом спорта в подготовке и определенное количество тренеров это отпугивает на входе или в процессе первых лет работы.
  5. Недостаточное обучение тренеров. Близкая к предыдущей причина отсутствия тренеров. Речь не о курсах повышения квалификации, когда тренер получает дополнительные знания или структурирует уже существующую базу, получает практические инструменты (такие курсы уже давно есть и хорошо работают), но о системном масштабном обучении в ВУЗах. Как ни крути, но с самого начала получить образование в области триатлона пока не представляется возможным.
  6. Отсутствие преемственности. В профессиональном триатлоне в среде тренеров почему-то не принято делиться своим опытом. Новичок с большой долей вероятности окажется не в среде друзей, но в минимум равнодушной среде. Хотя, исключения из правил бывают. Мне лично все мои тренеры передавали свои знания, и последний тренер активно помогал мне, когда я начал работать тренером.
  7. Последние три причины приводят к низкой квалификации тренеров. Многие тренеры не знают, как развиваться, куда и зачем. Такое ощущение, что большинство просто смирилось с ситуацией, когда современные подходы, энергия и системное мышление не достоинство, а некий признак чужака. Зачем в такой обстановке новым тренерам работать? Не дай Бог окажешься умнее большинства.
  8. Недостаточное количество спортсменов. Спортсменов в триатлон приходит мало. Соответственно за каждого из них происходит борьба. Процесс распределения спортсменов – это крайне болезненная процедура. Битвы происходят такие, что ни одному нормальному человеку не придет в голову присоединиться к участвующим в этом процессе. Плюс к этому тренеры понимают немногочисленность скамейки запасных, что объективно снижает вероятность достижения выдающихся результатов, что никак не добавляет мотивации амбициозным молодым тренерам.
  9. Забиты тёплые места. Если вы думаете, что, будучи хорошим спортсменом, которому помогает бюджетная организация и решив стать в ней же тренером, вам будут рады, то вы глубоко заблуждаетесь. Как только вы примете и озвучите такое решение, улыбка будущих коллег станет фальшивой. В этой среде высокая конкуренция за немногочисленных спортсменов. Если к тому же вы окажетесь хорошим тренером, то пощады не ждите никогда и нигде.
  10. Вопреки, а не благодаря. Безусловно существуют позитивные организации, где для спортивной работы дается зеленый свет, но это скорее исключение из правил. Чаще всего взаимодействие между тренерами и лицами, принимающими решение по обеспечению спортивной работы, имеет запретительный характер. Нельзя тренировать в неположенное время или в неположенном месте, нельзя достать велосипед из бокса, нельзя на сбор поехать и т.п. На любую инициативу найдется вполне законное «нет». Проработав много лет в этой структуре, могу сказать, что практически всегда есть такое же законное «да». Было бы, как говорится, желание. Пожалуй, постоянные запретительные действия никаким образом не способствуют росту активности тренеров. Особенно, если они исходят от людей, которые являются случайными для этого вида спорта. 
  11. Неблагоприятный психологический климат. Пожалуй, это основная причина того, что потенциальный кадровый тренерский резерв просто не желает идти в профессию на уровне спорта высших достижений. Мало того, что новый специалист сразу же оказывается в высококонкурентной и при этом зарегламентированной среде, так еще и мало кто его при этом поддерживает. Чаще всего в спорте высших достижений тренеры разделяются по «кланам» и даже в одной структуре может находиться несколько «кланов» и одиночек. Все дружат против всех. Такое ощущение, что у этих людей в голову встроена система «свой-чужой». Рано или поздно придется выбирать: оставаться собой (сложный путь), примкнуть к кому- либо или действовать по принципу «и вашим и нашим и споем, и спляшем» (легкий путь). Про это явление можно написать целую книгу и, пожалуй, самым печальным является тот факт, что сейчас в триатлон пришли именно такие «клановые» люди. Естественно, что вряд ли кому-то в здравом уме придет в голову тратить свою энергию на пребывание в такой среде.
  12. Отсутствие практики командообразования в организациях. Как я уже говорил, в бюджетных организациях каждый тренер, как правило, находится сам по себе с теми спортсменами, которых ему назначили или удалось получить. Распределение ролей и тренерских специализаций – редкость. Зато постоянное сталкивание лбами и реализация принципа «разделяй и властвуй» - частое явление. Наверное, такой подход имеет свои плюсы, но минусов в отсутствии системности все же больше, если говорить про долгосрочные цели. Это отпугивает потенциальных тренеров больше, чем притягивает. Тем более тревожным признаком выглядит проявление этой причины в высшем своем значении – в сборной команде РФ. В 2021 году по причине непонимания важности сплоченной, хорошо и системно организованной команды тренеров и специалистов так или иначе ушли практически все тренеры 2017-2020, т. е. те люди, которым удалось выстроить систему подготовки и постоянного движения молодых спортсменов в сторону спорта высших достижений.
  13. Система начисления заработной платы в бюджетных организациях. Это проблема всего Российского спорта. Зарплата тренера зависит как от количества занимающихся, так и от их достижений. Чем более сильный спортсмен числится (не обязательно реально тренируется) в группе у тренера, тем более высокую зарплату он (тренер) получает. При том с очень незначительной разницей между достижениями юных и взрослых спортсменов. В итоге в триатлоне часто получается, что спортсменов в возрасте 15-17 лет специализируют на сверхкоротких дисциплинах, ведь именно дистанция суперспринта является основной для юношей и девушек. Быстро получить в этой категории достойные результаты на всероссийском уровне проще, чем долго растить взрослого чемпиона. Начинается «натаскивание». В итоге спортсмены не выполняют необходимую им в этом возрасте тяжелую объемную работу и существенно снижают свои шансы на реализацию во взрослом возрасте. Грамотные тренеры это понимают, и особо принимать в этом участие не хотят. В итоге выбор: либо работаешь за идею и прешь против системы, либо занимаешься непонятно чем, по большей части игнорируя отдаленную перспективу у своих спортсменов. Думаю, что стоит поблагодарить тех тренеров, которые несмотря ни на что, делают свою работу с резервом качественно и умеют при этом не впадать в нужду.
  14. Объективная сложность триатлона как вида спорта в отношении организации тренировочного процесса. Пояснения здесь излишни. Для триатлона нужно много спортобъектов, особые требования к безопасности при тренировках на шоссе. Добавьте сюда климат России, который вообще никак не способствует развитию этого вида спорта и требует постоянных выездов на тренировочные сборы. Немногих это вдохновляет.
  15. Переманивание спортсменов. Очень распространенное явление. Много раз наблюдал, когда у молодого тренера начинало получаться и тут же находились «доброжелательные» сторонние тренеры, которые начинали обработку спортсменов этого тренера на предмет перехода в свои группы. Так как у молодого специалиста еще нет опыта подковерной активности, чаще всего он проигрывает. Особенно тревожно, когда такие вещи начинают происходить в сборной команде России. Например, когда главный тренер, получивший доступ к ведущим спортсменам, открытым текстом предлагает перейти к себе в региональную команду. Мое глубокое убеждение, что это должно быть запрещено!
  16. Отсутствие перспективы в подготовке своего спортсмена. Вышеперечисленные факторы приводят к тому, что у тренеров исчезает чувство перспективы. В возрасте 18-20 лет, если спортсмены, не входящие в списочный состав сборной команды России, перестают быть нужны подавляющему числу региональных организаций. А ведь в этом возрасте на самом деле как раз все и начинается! Что происходит дальше? Либо спортсмены переходят к другим тренерам, часто в другие регионы, у которых есть доступ к большим ресурсам. Либо досрочно заканчивают карьеру. Либо все-таки оказываются в сборной команде РФ и тут как повезет. Если тренерский штат сборной работает грамотно и прозрачно, то это благоприятный путь. Но, если не повезет, и сборной начинают руководить люди, не имеющие авторитета среди спортсменов, планирующие подготовку по Gismeteo(идет дождь – отдыхаем, не идет – тренируемся) и не имеющие внятных перспективных планов, то тут перспектива теряется наглухо. Понимая такую картину, желающих вступить в профессию еще убавляется.
  17. Отсутствие клубной системы в Российском триатлоне. С учетом вышеперечисленного, высоко мотивированные тренеры хотели бы создать свои спортклубы, включающие команды профессионалов. Я часто слышу такие разговоры от тренеров. Немного людей хотят работать в существующих структурах, однако есть много желающих развивать профессиональный спорт в частном порядке. Я сам к таким отношусь. Однако существует ряд ограничений. А именно: невозможности выступления за свой клуб на официальных всероссийских соревнованиях (у нас региональная система, за частный клуб выступать не принято), незаинтересованность спонсоров в поддержке клубов (в стране нет спонсорства, есть меценатство), отсутствие программ развития клубной системы.
  18. Непрозрачный процесс принятия решений. Распространенная ситуация на любых уровнях в организациях. Тренеры, не имеющие доступа к лицам, принимающим решения, получают информацию неожиданно, без возможности своевременно отреагировать. Или же вообще не получают. Этот фактор на уровне сборной команды был исключен в 2017-2020, однако сейчас снова всё вернулось к исходной точке.
  19. Нежелание новых тренеров принимать участие в уголовно преследуемых действиях. Тема тут скользкая, но факты откровенной растраты средств существуют. Обычно у нормальных людей присутствует инстинкт самосохранения и когда они сталкиваются с подобными действиями, то, прямо скажем, не сильно вдохновляются.
  20. Психология профессиональных спортсменов. Очень типичная картина для некоторых видов спорта в России, когда спортсменов мало и за каждого из них тренеры цепляются до последнего. Это приводит к тому, что у спортсменов появляется самоощущение «центра вселенной». Словно бы все кругом должны им обеспечить наилучшие условия для тренировок. Появляется большое количество спортивных «туристов», все всегда чем-то недовольны. То кормят плохо, то вода холодная, то теплая, то понос, то золотуха. Получается все с ног на голову. В работе спортсмена заинтересован прежде всего тренер, а не сам спортсмен. С моей точки зрения мотивация должна быть внутренней в спорте высших достижений. Хочешь стать чемпионом – ищи себе условия, бери ответственность, находи нужных хороших тренеров. Почему тренер должен работать с тобой? Чем ты ценен? Что ты готов сделать, чтобы специалист работал именно с тобой? В Российском триатлоне единичны случаи, когда профессиональный спортсмен изыскивает возможность платить специалисту за работу с ним. В основном тренеры сами выкручиваются. Такой подход никак не мотивирует новых тренеров начать работу в профессиональном направлении и большинство сосредотачивается на любителях, т.е. на тех, кому искренне нравится, чем они занимаются и тех, кто готов оплачивать квалифицированный труд тренера. По себе скажу, что я работаю с профессионалами на безвозмездной основе, часто сам вкладываюсь в них, стараюсь привлечь спонсоров. Делаю это исключительно из любви к этому виду спорта, вижу в этом свою реализацию и, что не менее важно, путь для самосовершенствования как специалиста. 
  21. Конкуренция с любительским спортом. Из предыдущего пункта отчасти вытекает этот фактор. Гораздо легче, веселее, финансово более привлекательно начать движение в сторону тренерства именно с любителей. Тут отдельная песня о том, кто кого и как тренирует, не будем этого касаться сейчас. Но факт остается фактом, есть талантливые тренеры, которые работают исключительно с любителями, но не желают работать с профессионалами по уже понятным причинам. А ведь могли бы!
  22. Вследствие небольшого количества профессионалов (по причине вообще немногочисленности профессионального триатлона уже даже в юниорском возрасте), к возрасту, в котором принимается осознанное решение о начале тренерской карьеры, остаётся совсем небольшое количество спортсменов, к этому способных. Т. е. потенциальных тренеров остается совсем мало. Умножьте это на вышесказанное и получите 1-го или 2-х энтузиастов в год.
  23. Осуждение коллег. С этим явлением я столкнулся, когда работал (и работаю) и с профиками и с любителями. Хотя такая двойная работа встречается сейчас все чаще и чаще, но все равно многие тренеры воспринимают это как некую «ненормальность». Поэтому те тренеры, которым важно мнение окружающих и имеют возможность работать и с любителями, и с профиками, часто колеблются то в одну, то во вторую сторону. Итог чаще всего неутешителен для профессионального триатлона.

Понятно, что все вышеизложенное так или иначе можно отнести к критике, надеюсь, что к конструктивной. Но, есть такое правило: «критикуя – предлагай». Предложения у меня тоже есть.

Крайне важным я считаю создание клубной системы в Российском триатлоне во всей ее совокупности:
  • Организация серии клубных стартов для профессионалов. У любителей такие старты есть.
  • Снятие административных барьеров в представительстве клубов на профессиональных всероссийских соревнованиях.
  • Активное содействие ФТР созданию полноценных частных клубов, включающих в себя занятия для взрослых любителей, детей и профессионалов, в виде создания и реализации внятной программы развития в этом направлении.
  • Коллаборация спортивных школ, фитнес клубов и частных школ триатлона.

Больше для создания клубной системы со стороны руководства ничего не надо. Это тот случай, когда развитие начнется в частном порядке, и чем меньше тут регламентов, тем лучше. Одного-двух успешных примеров будет достаточно, чтобы запустить эту историю не менее масштабно, чем как в свое время массово копировали то, что делал ЦиклON.

Будут полноценные, гармоничные клубы – будет дополнительный приток спортсменов и поле для проявления талантливых тренеров, не связанных дрязгами профессионального триатлона.

Также считаю, что нужен глубокий пересмотр подходов к администрированию профессионального триатлона. Может пора вместо поиска причин, почему это нельзя сделать, подумать, как мы будем это делать? А также, прежде, чем кого-то в чем-то ограничивать, запрещать или держать в неведении, подумать сперва – это идет на пользу триатлону или нет? И помнить, что чаще всего на каждое законное «нет», есть такое же законное «да».

С уважением, главный тренер спортивной экосистемы ЦиклON, Игорь Сысоев.